Гамлет и Офелия

Гамлет и Офелия

Еще в ранние годы своего творчества Врубель начал работу над «Демоном». Тема Демона не оставляла художника всю жизнь. Самой природой своего дарования Врубель был подготовлен к созданию этого образа.

Демон жил где-то в сокровенных тайниках его души. В 1891 году к юбилейному изданию сочинений Лермонтова под редакцией Кончаловского Врубель выполнил иллюстрации, из тридцати — половина относилась к «Демону» (были также иллюстрации к произведениям «Измаил-бей» и «Герой нашего времени»).

Кроме этого, он написал несколько картин на тему Демона.
В произведениях Врубеля очевидна внутренняя связь с Демоном Гамлета и Печорина. Маленькая картина маслом 1888 года Гамлет и Офелия, в такой же синей гамме, как эскизы для Владимирского собора, представляет по существу вариацию на тему Демона и Тамары, только без мотива соблазнения: встреча рефлектирующего сумрачного интеллекта с безмятежной и чистой женственностью. Девушка, с которой написана Офелия, была, по-видимому, последней киевской пассией художника; о ней он потом писал сестре, что её нравственный облик «манит тихим пристанищем». Два более ранних (относящихся к годам ученичества в Академии) эскиза на тот же сюжет не идут ни в какое сравнение с киевской картиной – ни по живописи, ни по внутренней концепции; в первых вариантах она просто не найдена. Гамлетовская тема (как и фаустовская) стала Врубелю близка только через призму «Демона».

К сожалению, отзывы закрыты.