Святослав Рерих. Ламы из секты красных шапок

Святослав Рерих. Ламы из секты красных шапок

В Индии стиль Святослава Рериха решительно переменился, в своих поисках он отошел от театральности в сторону декоративного, плоскостного искусства. Жизнь на Востоке дала новые впечатления, а его живописи – необычно яркие краски и новые идеи. После краткой поездки по городам Индии, в самом конце 1923 года начинается научно-художественная экспедиция в Восточные Гималаи. Святослав вместе
с родителями посещает буддийские монастыри. Его внимание привлекают ламы, бродячие музыканты, паломники. Образы Тибета складываются в неповторимую серию картин. Особое внимание художник уделяет тибетской музыке и драме: «Я видел несколько танцев лам… У меня много новых идей». Именно эта сторона жизни, пронизанная необычайно сильным духом Востока, вдохновляет его на создание самых блестящих работ.
Постепенно в течение 1924-1925 формируется тибетская серия. Из научно-художественной экспедиции в Индии было привезено более ста полотен. Среди них: «Ламы из секты “красных шапок”» (1924-1925, МЦР), «Мужчина из племени бхутиа» (1924, Музей Николая Рериха, Нью-Йорк, США), «Портрет ламы» (1925, Музей Николая Рериха, Нью-Йорк, США), «Тибетские музыканты», «Человек из Бутана», «Тибетец», «Голова человека в тюрбане» и др.
На картинах центральными персонажами выступают буддийские монахи в светозарных красных и желтых мантиях, музыканты с длинными трубами. Бродячие ламы исполняют ритуальные танцы. Вот что сказал Святослав Рерих в одном из своих интервью в Америке: «Музыка является неотъемлемой частью тибетской жизни. После того как Индия осталась позади и мы подступили к Тибету, воздух наполнился пением тибетцев… Чаще всего тибетец возносит пес! ню к божественной иерархии и окунается в блаженство божественного экстаза».
Один из самых необычных портретов, и по стилю, и по легенде — это «Лама» (1923, Музей Николая Рериха, Нью-Йорк, США). Художник использует три цветовые гаммы в самом портрете и столько же — на заднем плане полотна. Радугой красок достигается выразительность характера ламы. Что же касается истории создания картины, то здесь остается много загадок. В прессе, освещавшей первые художественные выставки Святослава Рериха в Америке, журналисты подталкивали публику к выводу, что таинственный буддийский монах есть не кто иной, как Таши-лама, духовный лидер Тибета. Этому способствовал контекст газетных публикаций. К тому же год написания портрета обозначен на холсте как 1923-й, когда Рерихов еще не было в Дарджилинге.
Именно в декабре 1923 года Таши-лама бежал из Тибета в Пекин, а его личный художник направился из монастыря Ташилумпо в Индию.
Н.К.Рерих упоминает несколько раз в своих книгах о встречах и беседах с этим живописцем-ламой по имени Чампа Таши.
Однако эта версия — всего лишь вольная трактовка журналистов, которая не имеет под собой достаточных оснований. Другое, более вероятное объяснение, раскрывающее личность ламы, приведено в центральной газете города Канзас-Сити, 3 января 1926 года. На страницах воскресного выпуска сообщалось, что «ламой» является брат Далай-ламы, живущий в Кунг-Гоушо. Святослав Рерих в письме Руфь Пейдж делится впечатлениями о посещении им тибетского монастыря Ташидинг. Он присутствовал на ежегодном празднике, где стал свидетелем чуда — самопроизвольного наполнения водой каменной чаши. В этом монастыре художник действительно встретился со своим героем: «Брат Далай-ламы пришел увидеть нас… Он очень приятный пожилой человек». Встреча произошла в феврале или марте 1924 года. Остается тайной, почему на портрете всё-таки «неверно» указан год.
В упомянутом выше письме имеется замечание Святослава Рериха о том, что его «предпочтения в искусстве сейчас связаны с задним планом». Картина «Лама» наглядно иллюстрирует этот тезис. Художник применил свой опыт дизайнера театральных костюмов, декорируя фон портретов в стиле фресок. Такое нововведение предопределило успех будущих выставок в Америке.

К сожалению, отзывы закрыты.