Портрет М.А. Бек

Портрет М.А. Бек

Свое истинное призвание живописец Брюллов нашел в портретной живописи, достигая в своих портретах и картинах самого высокого живописного класса.
Герои портретов Брюллова почти всегда привлекательны. Объясняется это тем, что чаще всего это люди незаурядные, яркие личности, и тем, что Брюллов избегал писать портреты тех, кто не вызывал в нем душевной симпатии.
Автор, увлеченный моделью, рассказывает о своих героях в приподнятой интонации, порой словно декламирует, отказываясь от языка прозы в пользу поэзии. Своим расположением к модели он жаждет увлечь и зрителя.

Знатокам живописи Карла Брюллова более известен портрет М.А. Бек с дочерью, написанный в том же 1940 году — крупное полотно, хранящееся сегодня в Государственной Третьяковской галерее.
В этом портрете роскошная обстановка гостиной, написанная с привычной для Брюллова красочной яркостью, убедительностью в передаче драгоценных бархатов, бронзы, мрамора становится равноправным объектом зрительского внимания и интереса. Героиня портрета в своей идеальной, томной красивости и какой-то вялой статичности предстает в трогательной роли матери. Расчет на сентиментальную реакцию зрителя, на пробуждение в нем чувства умиления здесь очевиден.
Живописцем созданы десятки превосходных портретов современников, поражающих своим мастерством и сделавших честь многим собраниям мира.
Брюллова совсем не привлекали официальная торжественность и значительность. В этом, видимо, кроется причина того, что Брюллов не только не стал придворным портретистом, но всеми возможными, а иногда и рискованными средствами уходил от этой роли.
Смелость, с какой он избежал необходимости писать самого императора, запомнилась многим современникам. Брюллов воспользовался опозданием Николая к нему в мастерскую: «взял шляпу и ушел со двора, приказав сказать государю, если он приедет: «Карл Павлович ожидал ваше величество, но, зная, что вы никогда не опаздываете, заключил, что вас что-нибудь задержало и что вы отложили сеанс до другого времени». Двадцать минут спустя после назначенного времени государь пришел в мастерскую Брюллова в сопровождении Григоровича, изумился, что не застал Брюллова дома и, выслушав от Горецкого объяснение дела, сказал Григоровичу: «Какой нетерпеливый мужчина!» После этого, разумеется, о портрете никогда не было более разговоров». Он почти демонстративно забросил работу над портретом Александры Федоровны на конной прогулке после отмены императрицей нескольких сеансов.

 

К сожалению, отзывы закрыты.