НАЧАЛО РУСИ, СЛАВЯНЕ

НАЧАЛО РУСИ, СЛАВЯНЕ

Интеллектуальное наследие, оставленное Н.К. Рерихом, составляет свыше 7 тысяч картин и 27 томов литературных произведений. В его эпистолярном наследии важное место занимает славянская тема. Обращение Н.К.Рериха к начальному этапу славянских народов имело принципиальное значение для становления его творческого направления в искусстве. В детские и школьные годы он много читал.

Книги поведали ему о героическом прошлом славянских народов, — князе Игоре, А.Невском, С. Радонежском и заложили основу его любви к прошлому наших народов.

Его первым учителем был скульптор М.О.Микешин, — автор памятников Б.Хмельницкому в г.Киеве, 1000-летию России в г.Новгороде, К.Минину в Нижнем Новгороде, И.Сусанину в Костроме – воплотивший в своем творчестве великие события истории славянских народов. Например, памятник «1000-летие России» рассказывает о 4 группах знаменитых людей за 10 веков развития России: «Просветители», «Военные люди», «Государственные люди», «Писатели и художники».
Один из первых исследователей творчества Н.К.Рериха, художник-передвижник С.Маковецкий отмечал, что он связан с Россией, связан с рождением, молодостью, первыми осенениями, образованием, думами, писанием, пестротой своей русской и скандинавской крови. И особенно связан с ней своим огромным искусством, ведущим к постижению России. Ибо только через искусство, да еще через веру можно постичь Россию. (Маковецкий С. Золотое Руно// Держава Рериха).
Важным источником творческого почерка Н.Рериха была археология. Еще совсем юным Н.Рерих участвовал в раскопках древних поселений славян. В последствии Н.К.Рерих отмечал: «Для того, чтобы историческая картина производила впечатление, необходимо, чтобы она переносила зрителя в минувшую эпоху…надо изучать древнюю жизнь, как только возможно, проникаться ею, пропитываться насквозь».
В академии художеств учителем Н.К.Рериха был А.И.Куинджи – певец «лунных ночей». 30 октября 1895 года Николай Константинович записал в дневник: «Большое событие! Я в мастерской Куинджи». А впоследствии неоднократно вспоминал: «Один из самых важных шагов совершился проще простого. Стал Архип Иванович Учителем не только живописи, но и всей жизни».
Особое значение придавал Куинджи работе с натуры. Но натура, по мнению Архипа Ивановича, не должна лишать художника творческой свободы. Отношение творца к изображаемому — основное в картине. Заполнять же полотно безразличными для художника мотивами строго возбранялось, ибо безразличие автора отразится на картине, и она не тронет зрителя, не увлечет.
В мастерской Куинджи царил дух тесного товарищеского сотрудничества. Суровый на вид, неразговорчивый, чуждый компромиссов Архип Иванович был очень участлив к нуждам студентов. В его отеческом отношении к ученикам требовательность сочеталась с искренней любовью, за что они отвечали доверием и признательностью. Сама личность Куинджи привлекала молодежь и была ярким примером бескорыстного служения искусству.
В ноябре 1897 года в Академии состоялись конкурсная выставка и торжественный акт вручения дипломов на звание художника. Это звание присвоили и Николаю Константиновичу за его картину «Гонец. Восстал род на род» или, как она значилась в «Отчетах Академии художеств», «Славяне и варяги».
Диалектически подойдя к творчеству А.Куинджи, Н.К.Рерих создал цикл «Начало Руси, Славяне». «Поэзия старины самая задушевная. Ей основательно противопоставляют поэзию будущего; почти беспочвенная будущность, несмотря на свою необъятность, вряд ли может так же сильно настроить кого-нибудь, как поэзия минувшего. Старина, при том старина своя, ближе всего к человеку … » — пишет Н.К. Рерих в своем литературном труде «На пути из варяг в греки».
В 1900 году Рерих едет в Париж, где посещает студию известного художника и педагога Ф. Кормона. Оставаясь верным своим темам и сюжетам (в Париже он продолжает работу над Славянской серией), но, используя опыт новых французских художников, Рерих овладевает цветом и рисунком. В Париже написаны картины «Красные паруса. Поход Владимира на Корсунь», «Идолы», «Заморские гости».
По словам С.Маковецкого образы Рериха «ведут нас в самые дали безликого прошлого, в глубь доисторического бытия, к истокам народной судьбы. О чем бы он ни грезил, какую бы эпоху не воспроизводил с чутьем и знанием археолога, мысль его хочет глубины и она упирается в племенной дух, на который легли наслоения веков».
Всегда взыскательно относится к живописи Н.К. Рериха художник и художественный критик А.Бенуа, отмечая, что «Рерих не легкий художник, не мудрено, что нашел себя он не сразу, а постепенно и верно прокладывал путь к тем достижениям, которые сейчас отводят ему совершенно особое место в искусстве» (Бенуа А. Путь Рериха//Держава Рериха).
Николай Рерих.
Гонец (восстал род на род)
Nicholas Roerich.
The Messenger
(Tribe Has Risen Against Tribe). Николай Рерих. Гонец (восстал род на род).
1897. Холст, масло. 124,5 x 184,5.
Третьяковская Галерея, Москва, Россия.
Эту картину Н.К.Рерих представил на выпускном экзамене Академии Художеств. «Гонец. Восстал род на род» — первая картина из серии «Начало Руси, Славяне», написанная на сюжет древнерусской истории.
Картина невелика, в ней нет известного исторического факта. Но это историческое произведение, посвященное отдаленной эпохе. Художник повествует о жизни древних славян, об их тревожных буднях. В совокупности элементов разных жанров — бытового и пейзажного — Рерих передает дух прошлого. Этим он утвердил новую разновидность исторических композиций.
Картина уносит воображение в древние времена. Тему художник нашел в «Повести пламенных лет» — первой русской летописи, составленной в 12 веке монахом Киевско-Печерского монастыря Нестором.
Художник «по памяти» увидел и нарисовал природу тех лет… Темно-зеленоватая река — река жизни, охваченная послезакатным вечерним сырым воздухом. Река — единственная дорога. Рог золотого месяца появился из-за холма и осветил мрак надвинувшейся ночи, упал на тихую гладь реки и примитивную лодку. В лодке двое. Один из них правит веслом, другой в глубоком раздумье сидит на корме. Суровые лица вызывают ощущения тревоги. Они спешат от селения к селению с недоброй вестью, что «восстал род на род». Подобное чувство подкрепляется таинственным пейзажем. Высокий холм с древней крепостью погружен в густую тень. Контраст светлого и темного создает впечатление былинной романтики. На фоне сурового неба — груда каких-то построек, примитивных по форме, какая-то крепость, «городище, который еще с трудом создает туго двигающийся человеческий разум-расчет». На частоколе черепа и кости… На картине точные археографические детали нанизаны на нить самой подлинной жизни.
Романтический ночной пейзаж, приглушенная гамма коричневатых и зеленоватых тонов, некоторые композиционные приемы, несомненно, были переняты от учителя, но не слепо переняты, а умело использованы Рерихом. И вместе с тем эта работа, безусловно, вносила нечто новое в русскую историческую живопись и, прежде всего, особый, глубоко эмоциональный подход к раскрытию седой старины и переживаний наших далеких предков. Такой необычный подход к исторической теме был высоко оценен современниками. Картина не только составила имя начинающему художнику, но и стала явлением в русской живописи тех лет. Пейзаж в ней может быть сопоставлен с «настроениями», которые в ту пору увлекали Левитана, Серова и других художников. Вместе с тем, здесь уже слышалась и властная поступь Новой Эпохи.
Картина стала настоящей сенсацией, поражала точностью психологического видения времени, тревожным напряжением красок. Всю задуманную серию «Славяне» хотел приобрести П.Третьяков, но не успел, и картины после смерти Третьякова разошлись по разным местам.
Много отзывов слышал Рерих. Восхищались неожиданным свечением красок, молодого художника объявляли родоначальником исторического пейзажа. Тогда же Н.К.Рерих вместе с Римским-Корсаковым и скульптором Гинсбургом поехал к Толстому Л.Н. Рерих привез фотокопию «Гонца». Как и предполагал Стасов, который и направил художника к великому писателю, Толстой увидел то, что не усмотрели другие. Он действительно понял, с какой вестью спешит гонец. Лев Николаевич сказал: «Случалось ли в лодке переезжать быстроходную реку? Надо всегда править выше того места, куда вам нужно, иначе снесет. Пусть ваш гонец очень высоко руль держит, тогда доплывет».
Эти слова уйдут в самую глубину сердца художника. Спустя много лет, когда Рерих будет всемирно известным художником, они воскреснут в его письме к начинающему живописцу: «Будьте проще и любите природу. Проще, проще. Вы творите не потому, что нужда заставила. Пойте, как вольная птица, не можете не петь. Помните, жаворонок над полями весною! Звенит в высоте! Рулите выше!»
«Гонец» словно привез России неведомое раньше наследие ее древней культуры. Он сразу сделал близкими и родными наших далеких предков, наделив их столь понятными нам человеческими чувствами. Вслед за «Гонцом» буквально хлынул поток рериховских картин на темы древних славян. Все это было столь убедительно, столь точно в деталях и в постановке сюжета, столь прочувствовано, проникнуто народным духом, к которому естественно протягивались нити к современной общинной жизни крестьян, к их обычаям и отголоскам языческих верований, что не принять как свое было просто невозможно. Так и только так, рериховскими глазами мы теперь многое видим в нашей дохристианской истории. Рерих создал целую живописную летопись славян, известную ранее лишь по фрагментарным записям. Теперь мы видим ее воочию, цельную и могучую. И в том, что истоки нашей истории предстают теперь в нашем сознании столь весомо, с достоинством и уважением, столь полнокровно, зримо и величаво — в том громадная заслуга Рериха.
После рериховских работ мы теперь по-новому представляем не только прошлую жизнь людей, но и жизнь природы. Вернее, Рерих сумел убедить нас, что и социум, и природа едины. Ранее было ясно, что жизнь человеческих сообществ, несомненно, связана с природой, зависит от нее. Теперь же мы в природе увидели одухотворение ее человеком; каким-то шестым чувством ощущаем присутствие вокруг живших когда-то предков, ходивших по этой земле, поклонявшихся ей, небесам, рекам и холмам, мысливших и страдавших среди белых берез, клубящихся облаков и бездонного неба. Тут не анимистический взгляд язычника, тут как бы незримое присутствие их самих, наполнивших своим телом и духом и саму землю, и луга, и леса. Это драгоценное ощущение взаимосвязи человека и природы, гармония их существования в вечном круговороте времен, это совершенно неизвестное дотоле ощущение причастности всего человеческого к живому веществу планеты ярко передано в искусстве Рериха.

Галька в интерьере: на decorwind.ru идеи для картин из морской гальки и других поделок.

Случайные записи

«Аллея» - Описание картины Исаака Левитана
Сочинение по картине «Новая Москва Юрия Пименова»
Сочинение по картине И.К. Айвазовского «Ледяные горы в Антарктиде»

К сожалению, отзывы закрыты.