Михаил Врубель. Богоматерь с младенцем

Михаил Врубель. Богоматерь с младенцем

Уже в Академии художеств Врубеля начинают интересовать темы общечеловеческие, философские. В апреле 1884 года Врубель оставляет Академию и по предложению известного искусствоведа А. Прахова уезжает в Киев для участия в реставрации древних росписей Кирилловской церкви. Художником выполнены работы по обновлению ста пятидесяти фрагментов древних фресок и созданы четыре новые композиции на месте утраченных. Помимо фресок, Врубель написал четыре иконы.
Для написания заказанных иконостасных образов — Христа, богоматери и святых Кирилла и Афанасия –
Врубель поехал в Венецию. Прахов решил, что Врубелю лучше работать над ними не в Киеве, а в Венеции, городе-музее, где перед глазами будет собор св. Марка с его знаменитыми мозаиками, мозаики XII века в Торчелло и полотна прославленных венецианских колористов. В иконах Врубеля наблюдается большее следование в самих деталях византийским образцам, чем при создании настенных композиций, и в то же время по своему духу эти произведения оказались дальше от тех древних памятников, которые послужили художнику исходным моментом. Кроме этого, в характере образов и в живописной манере этих работ сказались впечатления от искусства эпохи Возрождения. Врубель соединил в них средневековый канон с острым психологизмом нового времени.

Врубель провел в Венеции около полугода. Венеция много дала Врубелю и стала важной вехой в его творческом развитии: если встреча с византийским искусством обогатила его понимание формы и возвысила его экспрессию, то венецианская живопись пробудила колористический дар. И все же он нетерпеливо ждал возвращения. С ним происходило то, что часто бывает с людьми, оказавшимися на длительный срок за пределами родины: только тогда чувствуют всю силу ее притяжения.

Была и еще причина, почему Врубелю хотелось поскорее вернуться в Киев. Он был влюблен в жену Прахова Эмилию Львовну.
Еще до отъезда за границу он несколько раз рисовал Э.Л. Прахову — ее лицо послужило ему прообразом для лика богоматери. Портретное сходство сохранилось и в самой иконе, но там оно приглушено. Более явно — в двух карандашных эскизах головы богоматери. Удивительное лицо глядит с этих рисунков: скорее некрасивое, чем красивое, бесконечно трогательное лицо странницы — плат до бровей, как бы припухший рот, расширенные круглые светлые глаза как будто созерцают что-то, другим неведомое.

Из четырех иконостасных образов образ Богоматери удался художнику особенно. Это один из его несомненных шедевров — женственно-нежный и вместе с тем печальный образ матери, предчувствующей трагическую участь сына.
Написана она на золотом фоне, в одеянии глубоких, бархатистых темно-красных тонов, подушка на престоле шита жемчугом, у подножия — нежные белые розы. Богоматерь держит младенца на коленях, но не склоняется к нему, а сидит выпрямившись и смотрит перед собой печальным вещим взором. В чертах и выражении лица мелькает какое-то сходство с типом русской крестьянки, вроде многотерпеливых женских лиц, что встречаются на картинах Сурикова.
Впервые почувствованная любовь к родине, первая возвышенная любовь к женщине одухотворили этот образ, приблизили его к человеческому сердцу.
В идеальной правильности овала лица и строгой красоте черт Богоматери, в иератичности ее позы есть отдаленное сходство с такими памятниками древнего русского искусства, как «Ярославская Оранта» XIII века, хотя последняя и не могла быть известна Врубелю: здесь, видимо, сказалась его интуиция.

Полезные и уникальные советы по строительству бассейна которые помогут вам избежать ошибок при строительстве.

Случайные записи

Айвазовский Иван - Чесменский бой
Поленов В.Д. «Христос и грешница»
ПЕРОВ ВАСИЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ

К сожалению, отзывы закрыты.